Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

Екатерина Бычкова
Екатерина Бычкова взяла интервью у двукратной четвертьфиналистки «Уимблдона» Тамиры Пашек о ее возвращении в теннис после четырехлетнего перерыва.
Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

Тамира Пашек

О Тамире Пашек уже очень давно ничего не было слышно. Я знала, что она пыталась восстановиться от травм и вроде бы уже окончательно с карьерой распрощалась, хоть и не делала официальных заявлений. Кстати, очень успешной карьерой — Тамира стояла в топ-30, выиграла три одиночных титула WTA и дважды выходила в четвертьфинал «Уимблдона». А теперь я встретила ее здесь, в Шарм-эль-Шейхе, чего уж точно никак не ожидала.

Как же на самом деле круто иметь возможность — быть игроком, который может поговорить с теннисистами с другой стороны баррикад. Я все больше и больше проникаюсь этим. Беседа с Тамирой получилась, пожалуй, пока самой уютной из всех. Надеюсь, вам она тоже понравится…

— Привет Тамира! Я так рада видеть тебя после очень-очень долгого перерыва. И скажу честно, я была дико удивлена, встретив тебя здесь. Когда заметила твою фамилию в сетке, подумала: «Серьезно? Ты возвращаешься?». Несколько раз перепроверила это и поняла, что так и есть. Рассказывай теперь свою историю!

— Прежде всего, я тоже очень рада тебя видеть, последние несколько дней мы постоянно встречались. Я ведь помню тебя еще с тех пор, как мне было 14 лет. Это был 50-тысячник в Италии, мы проводили матч в зале, и ты меня обыграла.

— Да, это правда!

— И ты победила на том турнире! Видишь, какие у меня хорошие воспоминания о тебе (смеется).

Я действительно возвращаюсь после многих-многих травм, все это продолжалось четыре с половиной года. Я пыталась вернуться два года назад отсюда же с турниров в Шарм-эль-Шейхе, но тогда вновь получила травму. За это время произошли разные вещи, но могу сказать, что это прекрасное ощущение — снова заниматься любимым делом. За четыре с половиной года я выросла в личностном плане, жила жизнью, которой у меня никогда не было за 15 лет в туре. Я свежа и готова бороться.

Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

— Я читала про твои многочисленные травмы, но больше всего меня удивила эта — невралгия тройничного нерва. Расскажи, что произошло.

— Было действительно очень много травм, операций. Знаешь, операция делает в отношении чего-то одного хорошо, но в отношении другого плохо. Спустя некоторое время после очередной из операций у меня случилось воспаление одного из лицевых нервов. У нас в лице есть различные нервы, которые так или иначе участвуют в повседневной жизни, грубо говоря. Один идет под бровью, один под глазом и еще один в районе подбородка. Первые два у меня воспалились, причем с обеих сторон.

— В чем выражается эта травма? Когда ты нервничаешь, она начинают тебя беспокоить?

— Не совсем. Просто постоянная боль, как будто режут ножом. Эта травма может быть хронической. И, конечно, когда все произошло, я сразу сказала, что не хочу всю жизнь мучиться с этим недугом, мое здоровье гораздо важнее тенниса. Но в какой-то момент мне повезло, и боль начала отступать. Тем не менее мне все равно приходится следить за этим постоянно. Например, когда холодно или дует холодный ветер, боль понемногу возвращается. Но в целом все под контролем.

— Как ты восстанавливалась: медикаментозно или само прошло?

— Я одно время принимала специальные препараты, но как такового постоянного лечения не существует. Просто поддерживаешь эту болезнь в стадии ремиссии.

— Я много читала твоих интервью, смотрела новости о тебе, когда готовилась к этой беседе. Но, скажу честно, в последние годы в российской прессе о тебе было мало информации. Расскажи о том, кто такая Тамира сейчас, чем ты жила последние четыре с половиной года.

— Кстати, я была в России всего один раз за свою карьеру — в Санкт-Петербурге на турнире, при этом ни разу не приезжала в Москву. Но я мечтаю туда попасть и обязательно эту мечту осуществлю.

Все эти годы, помимо попыток вернуться, я просто наслаждалась обычной жизнью, чего не делала с самого детства. Как оказалось, я действительно люблю путешествовать. В другом смысле, не в том, как мы путешествуем, разъезжая по турнирам. То есть когда видишь только аэропорт, отель и корты, плюс постоянно уставшая после бесконечных переездов и тренировок. На турнирах ничего не видишь, не замечаешь, как живут другие народы, не смотришь на их культуру. Это как раз то, что я старалась исправить во время вынужденного перерыва. Я путешествовала со своими друзьями и родными, любовалась достопримечательностями. Даже чемоданы паковала по-другому (смеется). Не приходится запихивать в них по пять пар кроссовок, таскать сумку с ракетками. Просто берешь каблуки, юбки и платья или же летишь налегке. За все это время я более-менее пришла в гармонию с собой.

Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

— А у тебя теперь есть какие-нибудь домашние животные?

— Да, у меня есть собака, которую зовут Париж. Все просто – я купила ее в этом городе (смеется).

— Какая порода?

— Это смесь из разных маленьких терьеров, и она абсолютно белая! Она кусок радости, но когда я уезжаю теперь, она просто сходит с ума.

— И с кем же она остается?

— С моей мамой. На самом деле, у нас было две собаки, но ее брат умер два с половиной года назад. Я вообще мечтаю в будущем открыть собачий приют. Я очень люблю животных и особенно собак. Они отдают людям столько любви!

— Ты говоришь серьезно про приют для собак?

— Да, абсолютно серьезно. Я очень хочу осуществить эту идею. Как-то я подобрала бездомную собаку в Румынии, затем отвезла ее в Австрию и нашла ей там хозяев. Она до сих пор счастливо с ними живет. Это то, чем я действительно люблю заниматься.

Вообще, я много думала над тем, что буду делать в жизни, если мне не удастся продолжить играть в теннис. Но так вышло, что травмы шли одна за другой, и было сложно начать что-либо новое. Только я старалась вернуться — случалась новая травма.

— Твоя история в этом смысле похожа на историю Урсулы Радваньской, у которой я недавно брала интервью. И, кстати, она в какой-то момент перерыва в карьере сумела запустить свой бренд сумок.

— Да, я тоже люблю моду.

— Я хотела тебя об этом спросить. Читала, что ты большая фанатка шопинга. Скажи, ты действительно до сих пор любишь этим заниматься? Потому что я уже к шопингу порядком остыла.

— Конечно, все движется вперед, жизнь не стоит на месте, и ты вырастаешь из некоторых интересов. Я уже не так фанатично отношусь к шопингу, но порой все-таки с удовольствием радую себя новой сумкой или туфлями. Мне нравится мода, нравится дизайн. Я как-то примеряла на себя такой вариант, что смогу заняться собственным модным магазином или чем-то таким. Возможно, я и осуществлю это в будущем.

— Но какого-то определенного направления ты пока не видишь?

— Были моменты, когда я собиралась окончательно покончить с теннисом. Сама знаешь, когда вроде бы пытаешься вернуться, вкладываешься эмоционально и физически в это, но затем снова происходит какой-то сбой. Иногда слишком много сходится в одном месте, с чем приходится справляться, и чувствуешь себя опустошенной. Это непросто. В такие моменты я представляла, что больше никогда в жизни не смогу выступить на своем любимом турнире «Большого шлема». И чем больше я об этом думала, тем больше вырастала уверенность в том, что я снова должна вернуться в теннис. Я бы многими вещами хотела заниматься в жизни, но в данный период больше всего жажду сконцентрироваться именно на теннисе.

Кстати, в прошлом году я комментировала несколько матчей на «Ролан Гаррос», и мне очень понравилось. Возможно, это одно из направлений, которые я бы хотела освоить в будущем. В каком-то смысле это тоже связано с модой, потому что необходимо прийти в студию причесанной, с макияжем, красиво одетой.

Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

— Я тебе раскрою небольшой секрет: когда комментируешь Париж, то, конечно, можешь прийти хорошо одетой и с макияжем, но если комментируешь Мельбурн и встаешь в 3 часа ночи, то заваливаешься в кабинку просто в спортивном костюме и тапочках (смеется).

— О, об этом я не думала (смеется).

— Возвращаясь к твоему любимому «Шлему», это, конечно же, «Уимблдон». Раскрой теперь ты мне один секрет: как играть на траве?

— Первый турнир, который я провела на травяном покрытии, был юниорский «Роял Хэмптон», и там я уступила в финале. Помню, что сильно плакала в тот день, звонила маме и сокрушалась в трубку о своем поражении. Когда тебе 14 лет, каждый проигранный мяч воспринимаешь как катастрофу. Мама меня успокаивала, как могла. А вот следующим травяным турниром был уже юниорский «Уимблдон», где я вновь дошла до финала и уступила только Агнешке Радваньской. С тех пор началась моя любовь к игре на траве.

— Расскажи мне о каких-то конкретных секретах, потому что я только к 30 годам более-менее поняла, как в принципе надо играть на траве.

— (смеется) Я не знаю! Наверное, я могла бы стать хорошей футболисткой, потому что я так комфортно себя чувствую на траве. Это что-то врожденное. Как будто это просто дано свыше.

— Ты никогда после матча на траве не чувствовала себя зажатой, и у тебя не болело все тело?

— Ни разу! Почему-то это покрытие очень хорошо подходит моей игре. Мне также нравится зеленый цвет корта, я обожаю «Уимблдон», да вообще, мне все нравится в травяном покрытии. Я люблю клубнику со сливками.

— «Уимблдон» — действительно особенный турнир, и это трудно объяснить тем, кто никогда там не играл. Я могу представить, каково это, когда выходишь на самые главные арены в Лондоне. У тебя же был такой опыт.

— Да, мурашки по коже!

— Расскажи о той давней истории, когда тебя вроде бы даже забанили, это случилось после травмы спины. Что там произошло?

— Тот случай рассматривали специальные теннисные органы, но я никогда не была официально отстранена или забанена. На самом деле, это была ошибка доктора, ко мне она не имела никакого отношения. Мне было 17 лет, это случилось очень-очень давно. Проблема была не в допинге, а в том лечении, которое назначил доктор. Это не было моей ошибкой.

Очень тяжелый период в карьере, потому что я знала, что не сделала ничего плохого, но все равно попала в неприятную ситуацию. Но тот случай сделал меня сильнее.

— Я согласна с тобой в этом. Когда тебе 16-17 лет, не понимаешь, что такие моменты делают сильнее, получаешь неоценимый опыт.

— Представь нас в 16-17 лет с тем опытом, который у нас есть сейчас (смеется). Скажи, как бы это было скучно! С другой стороны, сколько бы жизненных бонусов нам свалилось, если бы мы со своими сегодняшними знаниями играли в 20 лет.

Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

— А теперь давай поговорим о нашем, о девичьем (смеется). Ты не замужем, верно?

— Нет, мужа у меня нет. Я все еще в поиске (смеется).

— Все еще ждешь принца на белом коне?

— Нет, уже не настолько наивная (смеется). Я не жду принца, он мне просто не нужен, но я хотела бы встретить мужчину, с которым было бы просто и комфортно жить.

— Я почему спрашиваю: ведь я сама еще не замужем, и ты одна из немногих знакомых мне теннисисток, кто в этом возрасте не обзавелся мужем или детьми.

— Это на самом деле так! Все вокруг меня становятся мамами или ходят беременные, и я думала – «Что, я одна осталась такая?» (смеется). Можно, пожалуйста, я еще немного поиграю в теннис. Если серьезно, все случается в нужное время, у всех свой собственный путь, и надо ему следовать. Например, сейчас мы встретились здесь в Шарме!

— Я тут впервые, и мне очень понравилось это первое путешествие после пяти лет перерыва. Давай вернемся к твоей вынужденной паузе в карьере. Чем еще занималась все это время? Ты вроде любишь готовить…

— О да, я правда люблю готовить. Мой отец — пекарь, и с ним в этом вопросе конкурировать я не могу. Когда мы готовим что-то вместе, я стараюсь ему соответствовать, но это просто невозможно. Он готовит потрясающе, а я просто люблю это делать. Это для меня в кайф.

— Какое твое коронное блюдо?

— Люблю готовить веганское карри.

— Ты веган?

— Нет, просто мне нравится его готовить (смеется). Часто я делаю карри из курицы, на самом деле. А еще мы с лучшей подругой в Лондоне часто делаем пасту с лососем, там много сыра, много сливок, это очень жирное блюдо! Но очень вкусное, у меня даже сейчас потекли слюнки.

— Сколько турниров ты уже провела?

— В прошлом году сыграла пять плюс несколько клубных матчей дома.

— А когда именно ты начала?

— В июне провела несколько клубных матчей, в августе начала играть турниры. И потом еще несколько состязаний с начала ноября. Дело в том, что в августе пошла вторая волна пандемии, все закрывалось, путешествовать было очень неудобно. Постоянный стресс: сможем мы вылететь или нет? Поэтому я осталась дома и просто старалась сохранить здоровье. Я надеялась, что у меня еще есть время, чтобы вернуться в теннис.

— У тебя как минимум есть еще пять лет (смеется). Я считаю, очень круто, что ты провела клубные матчи в самом начале. Одно дело – тренироваться, и совсем другое — проверить силы в настоящих матчах. Незаменимый опыт. А почему ты приехала сюда? Сколько здесь уже сыграла турниров?

— У меня был защищенный рейтинг, по которому я могла бы заявляться на крупные соревнования. Он длится три года, и есть шанс попасть по нему на 12 турниров. Но я этим не смогла воспользоваться из-за разных травм. В итоге я осталась без каких бы то ни было очков, и пришлось начинать с самых мелких турниров. Что касается Египта, изначально я планировала отправиться в Америку на 25-тысячник, но оказалось, что сейчас не получится просто так попасть в Штаты из Европы. И я подумала, что тогда отличным вариантом будет это место, тем более два года назад я уже играла в Шарме. Погода тут неплохая, все удобно, не нужно перелетать с одного турнира на другой, все под рукой.

Тамира Пашек: Уверена, я могла бы стать отличной футболисткой

— Ну погода не такая хорошая, будем откровенны. Здесь сильный ветер.

— (смеется) Ладно, это да. Я сыграла здесь четыре турнира – две квалификации и две основы, провела неплохие матчи. Чувствую, что моя игра начинает улучшаться. Появляется ощущение, что я вновь начинаю по-настоящему играть в теннис.

— То есть это так происходит, да? Это ощущение когда-нибудь снова и ко мне вернется?

— Да-да, поверь мне (смеется). Ты не представляешь, как я играла первые турниры в прошлом году, это был настоящий кошмар.

— Спасибо, ты меня успокоила.

— Не волнуйся, все вернется. Это нормально, что ты ощущаешь себя не в своей тарелке. Помню, я вообще не понимала, куда ставить левую ногу, а куда правую. Как будто вообще ничего не можешь сделать на корте. На все это нужно время и терпение, нужны тренировки, вся эта рутина. У нас с тобой были очень большие перерывы, остальные игроки в это время не просто спали и ели, они тренировались и готовились, жили той жизнью, которой не жили мы. Тебе просто нужно немного терпения, все придет.

— Большое спасибо за поддержку, Тамира. Я, кстати, очень хочу сыграть с тобой пару. Какие у тебя ближайшие планы?

— Мы обязательно сыграем, обещаю. Что касается планов, пока что я еду домой, потому что Пасха, плюс я не была дома уже четыре недели. В общем, на пару недель я еду к родным, а дальше все будет зависеть от того, куда попадаю по рейтингу.

— Я хотела тебя об этом спросить, точно! 1185-я позиция. Как ты себя ощущаешь на этом месте?

— (смеется) Ты знаешь, вообще классно! Я рада, что у меня теперь вообще есть рейтинг. В том году его еще не было. Когда я впервые увидела себя в рейтинге, я была просто счастлива.

Если серьезно, я постараюсь поскорее уйти от 15-тысячников, но многое будет зависеть от ситуации с ковидом. Сама понимаешь, крупных турниров сейчас проводится мало, например, в прошлом году я даже не получила wild card в Линце, на своем домашнем турнире.

— Серьезно? Даже в квалификацию не дали?

— Не дали. Ой, даже не спрашивай почему (смеется).

— Разве в Австрии много сильных игроков?

— Нет, не особо много, вроде бы даже в топ-100 никого нет. Это, кстати, тоже хорошая мотивация для меня вернуться и доказать, что я могу что-то еще!

Остались вопросы? Спросите у наших знатоков!
Комментарии 1
Подписка на прогнозиста
Подписка на автора

Уведомления о новых публикациях этого автора будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Уведомления о новых прогнозах этого эксперта будут приходить на электронный адрес, указанный Вами при регистрации на "РБ"

Подписка на автора
Подписка на прогнозиста

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых публикациях этого автора на ваш электронный адрес.

Это значит что вы больше не будете получать уведомления о новых прогнозах этого эксперта на ваш электронный адрес.

«РБ» рекомендует играть только в проверенных конторах.
Вы будете перенаправлены на сайт
Перейти на сайт